Детский сад
на двух языках
Вера Пирунова открывает двери билингвального детского сада, где каждый аспект жизни детей соответствует философии детократии и строгим требованиям одной из лучших франшиз в этой сфере – SunSchool
Sunschool – cеть частных английских билингвальных детских садов – существует около семи лет, продает франшизу с 2013 года. Sunschool вошел в рейтинг 30 самых выгодных франшиз
в России по версии журнала Forbes в 2018 году и в топ-50 франшиз по рейтингу РБК
– Sunschool – это билингвальный детский сад, где общение с детьми проходит на двух языках: русском и английском?
– Да. В первой половине дня в детском саду звучит только русская речь, а во второй – английская. Определенный набор лексики дети проходят вначале на родном, русском языке, потом на английском. Все это не нарушает режима дня: еда, прогулка, занятия. Дело в том, что для детей после обеденного сна наступает новый день, и они готовы воспринимать информацию «с чистого листа». Это очень важно: ведь мы с вами не задумываемся, на каком языке ответить собеседнику, – используем родной язык, тот, который звучал вокруг нас с детства. Билингвальный детский сад проделывает тот же фокус с английским языком. Таким образом, у ребенка не успевает сформироваться барьер к иностранному языку, он быстро усваивает его природу.
Обучение проходит по уникальной методике Talented and Gifted на базе официальных базовых британских программ Early Years Foundation Stage и British National Curriculum. Занятия соответствуют государственному стандарту образования. Русскоязычный воспитатель в детском саду присутствует всегда, ведь бывают моменты, как у моего сына. У него, как говорят, кризис трех лет…
– А есть такой кризис?
– Его так называют, но я считаю, что никого кризиса нет, это просто момент психологического взросления. Дети начинают проявлять самостоятельность, испытывать мир на способность потакать их желаниям. Я с раннего детства занималась с сыном английским. Он иногда просит меня: «Мама, говори по-русски!» Это очень важно при реализации любой методики – вовремя закончить и не настаивать, чтобы ребенок сам проявил инициативу и захотел заниматься. Именно поэтому в детском саду всегда есть русскоговорящий воспитатель.
– Методика, используемая в Sunschool, применяется по франшизе. Насколько она популярна?
– Сейчас сеть состоит из семидесяти детских садов по всей России. Компания Sunschool имеет безупречную репутацию, входит в рейтинг Forbes самых выгодных франшиз и в топ-50 франшиз по рейтингу РБК. Но главное то, что Sunschool доверяют. В образовании это одно из базовых условий. Компания в образовательной сфере уверенно чувствует себя на рынке только тогда, когда она нравится детям, родителям и к ней проявляют лояльность в профессиональной среде. Sunschool именно такие.
– Сейчас популярны две абсолютно противоположные точки зрения на воспитание детей. Одни говорят, что ребенка надо всячески учить и занимать, другие – предоставить свободу, не устраивать забеги от дверей одной студии творчества к другой, и тогда все у него произойдет естественным путем.
– Возможно, и произойдет, если создать правильную среду. Но если этого не сделать, ребенок может «потеряться». Из любого процесса несложно устроить культ, навязывать определенные занятия, но это не принесет успеха. Мы за мягкую интеграцию. В детском саду проводят и дополнительные занятия: хореография, испанский и немецкий языки, экспериментально-научный класс. Детям очень нравится смотреть, как что-то светится, дымится и пузырится. Кроме того, в программе пред-усмотрены мастер-классы, например, учить детей готовить будет профессиональный повар. И я очень рада, что у нас будет работать театральная студия: театр – потрясающая вещь для детей и взрослых. Если задуматься, то это такая завуалированная психотерапия – играя, люди учатся контролировать эмоции, различать их оттенки. Для детей театр хорош еще и тем, что учит коммуникации и развивает память. Все занятия в Sunschool обязательно имеют три составляющие: коммуникативную, психологическую и дидактическую. Все происходит на территории садика и не требует от родителей разъездов. Для нас важно соединить развитие ребенка и комфорт родителей.
– Вы принимаете детей от полутра до семи лет. В первом случае ребенок проще проходит процесс адаптации. Сложно ли интегрировать в билингвальную среду ребенка, которому исполнилось пять лет, и он привык общаться на русском?
– Нужно понимать, что проблема интеграции существует в любом случае, куда бы вы ни привели ребенка. Если он занимается в английском детском саду, с точки зрения освоения языка – это круто. Но для некоторых детей такое интенсивное погружение в среду вызывает шок, и возможно торможение в родной речи. Позже навык приходит в норму, но не все родители готовы ждать, пока родная речь поспеет за иностранной.
Мы наблюдаем за каждым ребенком, ведем дневник адаптации и развития, чтобы фиксировать результаты анализа. В детском саду всегда присутствуют психолог и логопед, чтобы следить за тем, как ребенок реагирует на новую среду. Периодические психологические скрининги и индивидуальный дневник развития помогают проанализировать усвояемость программы. Дети хорошо воспринимают новые условия, понимают невербальные знаки, чувствуют атмосферу и ее эмоциональную окраску. Вы замечали, как ребенок «схватывает» жесты? Ты чего-то просто захотел – он уже понял, ты злишься – он уже напрягся: у них с этим проблем нет. Все это учтено в применяемых нами методиках, которые реализуются только в игровой форме, – никакого напряжения.
– После окончания детского сада ребенок может сдать официальный экзамен по английскому языку и пойти в английскую школу. Это предполагает очень высокий уровень квалификации преподавателей. Как вы подбирали персонал?
– Я была готова к тому, что кадры придется искать за пределами Калининграда. Двух преподавателей мы пригласили из-за рубежа. Старший преподаватель – американка российского происхождения Виктория Харди (Victoria Hardie), ее последнее место работы – французский лицей в Гондурасе. До этого долго преподавала в школе при британском посольстве во Вьетнаме. Помогать ей будет филиппинка Шаррис Де Белен (Sharries De Belen) – специалист высокого класса, окончившая Британскую школу воспитателей, она говорит только на английском. Испанский язык у нас также преподает носитель – колумбиец Michael, причем совмещая это с зажигательными латиноамериканскими танцами.
Подбором команды для нашего проекта занималась Юлия Буртасова, известная замечательным проектом «Школа гениальности». Мне нравится, что она выбирает не только головой, но и сердцем. Интуиция в этом деле невероятно важна, потому что дети очень чувствительны к эмоциональному фону. При отборе команды нами учитывались жизненные закономерности: уверенный педагог воспитает уверенное поколение, любящий воспитает любящее поколение, горящий своим делом зажжет окружение, в котором находится. Нам удалось собрать уникальных людей, которые понимают, что своим словом и делом они влияют на жизнь других на несколько десятков лет вперед.
– Помимо заботы об интеллекте, важны забота о здоровье и комфортные условия. Что предусмотрено?
– Мы работаем по гармоничной системе АВС, где: Abilities* – развитие интеллекта через игры и с удовольствием, Body** – формирование крепкого иммунитета ребенка и забота о здоровом образе жизни, Сommunication*** – выстраивание отношений с другими людьми и формирование навыков командной работы. Что касается работы со здоровьем, здесь мы выдерживаем самые высокие стандарты. Карта сбалансированного питания разработана институтом питания РАМН. Для малышей важно, чтобы еда была вкусной и аппетитной, для родителей – качество продуктов и их польза. Мы постарались учесть интересы обеих сторон. Подаем много фруктов и овощей, кисломолочные продукты изготавливаются на нашей кухне. Мы готовы разработать индивидуальную схему питания: допустим, у ребенка пищевая аллергия или он не любит брокколи.
Не нужно заставлять, нужно создавать условия, формировать желания. Я пойму, что все сделала правильно, если сын будет с радостью идти
в сад каждое утро
– Мне кажется, большинство детей не любят брокколи.
– Зависит от того, как человек питался в детстве, и какие пищевые привычки передают ему родители. Мой сын ест брокколи и цветную капусту, а морковка – его любимая сладость. Правда, сейчас он больше смотрит на папу, пробует сосиски и бекон (смеется). Мы можем организовать вегетарианское меню. Лично я считаю веганство слишком суровой диетой для растущего организма, но об этом можно спорить, а выбирать что-то для ребенка могут только его родители.
Еще один важный пункт – безопасная среда. Мы продумали все, начиная от экоигрушек и антиаллергенных моющих средств, заканчивая безопасной мебелью
и розетками на высоте 1,80 сантиметра. Наши сады оборудованы системами видеонаблюдения, родители в любой момент могут увидеть, что там делается,
с помощью специального приложения. Каждый наш маленький клиент застрахован круглый год, даже когда он в отпуске с родителями или дома.
– Как вы выбирали место для SunSchool?
– Мы очень долго искали подходящее помещение в Центральном районе Калининграда. Поиски осложнялись требованиями СанПиН и головной компании,
к тому же я серьезно отношусь к мерам безопасности, поэтому, пожертвовав локацией, мы нашли помещение на улице Ялтинской без каких-либо компромиссов
в отношении безопасности и комфорта. Плюс к этому в нашем распоряжении оказалась большая зеленая зона с выходом к пруду, где мы обустраиваем площадку для детей. В густонаселенном городском пространстве трудно найти такое место для прогулок на свежем воздухе.
– В нашей стране высшей категории качества считается оценка «сделал, как для себя». Ваш ребенок пойдет в SunSchool?
– На самом деле я делаю детский сад для своего сына. Идея родилась именно тогда, когда он начал проситься в садик. Мы начали присматриваться, и я поняла, что все придется брать в свои руки, поехала по детским садам Москвы и Санкт-Петербурга, была даже в Краснодаре, но в результате меня покорил только SunSchool. Решающим стал подход к воспитанию: ребенка должны любить и обнимать, и никакого крика – это абсолютно исключено. Воспитатели уделяют индивидуальное
внимание каждому и становятся для детей лучшими взрослыми друзьями. Я вообще не приемлю навязывания и тем более насилия в вопросах воспитания: не хочет ребенок в пять лет ходить на гимнастику, значит, не хочет. Не нужно заставлять, нужно создавать условия, формировать желания. Я пойму, что все сделала правильно, если сын будет с радостью идти в сад каждое утро.
Нам у детей надо учиться. В два-три года они максимально открыты миру, у них
горят глаза – так они хотят все узнать и попробовать. Если вы видите двадцатилетнего утомленного жизнью бунтаря, значит, с окружавшей его средой что-то было не так. Из прекрасных огонечков должны вырастать довольные жизнью люди.
– Вера, вы производите впечатление очень подкованного человека. У вас есть педагогическое образование?
– Да, по первому образованию я педагог. Работала в школе, преподавала обществознание. У меня был к этому и талант, и желание, но появилась возможность получить второе образование, и я за нее ухватилась. Задумалась о том, чтобы вернуться к педагогической деятельности, только в декрете. Начала восстанавливать знания и навыки и поняла, что это меня зажигает. Благодарна мужу, который помогал мне с технической частью и всячески поддерживал мою идею, но в новый бизнес я иду сама, и открытие детского сада для меня серьезный
и ответственный шаг.
– Вы заметили, как с годами изменилось отношение к детям?
– Знаете, это даже называют детократией, когда вы выбираете все для ребенка: машину, одежду, продукты и не думаете о своих интересах. Когда на свет появляется ребенок, ты добровольно выбираешь эту форму устройства жизни, чтобы защитить его от всего мира. Здесь тоже возникает большой соблазн поместить малыша
в некий комфортный вакуум, из которого ему потом будет сложно выбираться по мере взросления, поэтому важно соблюсти правильный баланс и точно чувствовать каждого маленького человека, понимать, что один легко справляется с изменениями вокруг себя, а другой – с трудом. Такой подход я выбрала для своего ребенка
и намерена следовать этому принципу в своем бизнесе.
Екатерина Вострилова
Фотографии Александра Любина
Made on
Tilda